(3.4) Полёты во сне и наяву

Вика к ней съездит на консультацию. Она мировая женщина. Зовут её Алла Альбертовна Розенберг, очень серьёзная, и работу свою отлично знает.
– Спасибо, но где сил-то взять?
– Вы сильная женщина и справитесь! Как там у Высоцкого? «За то, чем дышишь и живёшь, зубами, брат, держись. Когда помрёшь, тогда поймёшь,
какая штука – жизнь». Уверен, что ещё внуков или внучек будете к нам в парикмахерскую приводить. Тем более, имя вашей дочери Виктория, а это значит «Победа», если перевести на наш язык. Вы свой телефон оставьте, и я вам перезвоню на днях, когда достану её телефон. Хорошо?
– Даже не знаю, как вас и благодарить за заботу!
– Вы лучше Аллу Альбертовну отблагодарите, вот кто воистину счастье дарит многим людям, которые уже и не ждут чудес в этом мире, полном всяких проблем. Только не тяните с этим! Скажите, что от меня. Ну вот, вроде и всё с вашей стрижкой.
– Спасибо, я даже не заметила, как вы всё уже постригли.
– Конечно, когда такие проблемы, разве может стрижка их заменить? Все мысли у вас сейчас об одном, оно и понятно. А Вику вашу нужно делом занять, а главное – помочь ей поверить в себя. Поверьте, жизнь продолжается, несмотря ни на что.
– Спасибо, Дим, вот поговорила с вами и легче стало, а то еле дошла ведь сюда.
– После больницы приходите, и я вам что-нибудь из краски подберу, а то вы уже долго не красили волосы, как я смотрю.
– Да какое там, сам понимаешь. Дай мне ручку, пожалуйста, я телефон свой напишу и Викин тоже.
– Держите, – сказал я и протянул ручку. – Но обещайте, что после больницы сразу ко мне! Да, чуть не забыл. Вы там особо не разлёживайтесь, так как у вас будет много дел, думаю, что приятных. Приятные хлопоты, так сказать.
– Дай-то бог, – ответила уже уверенным голосом женщина.
– До свидания, жду скоро опять у себя вместе с Викторией!
– С дочкой или с Победой? – уже улыбаясь, спросила женщина.
– И с дочкой, и с Победой! – гордо ответил я. – На днях позвоню вам и дам телефон, а вы как дозвонитесь Алле Альбертовне, мне перезвоните. Хорошо?
– Непременно, – ответила женщина, надевая свой плащ.
Спустя минуту я проводил взглядом силуэт этой сильной женщины, которая направлялась к выходу из такой маленькой парикмахерской, зато с такой большой надеждой на светлое будущее…

Немного опустошённый я побрёл на кухню в надежде допить уже совсем остывший чай. Сделав пару глотков, я посмотрел на часы. На часах было 16 часов 45 минут. «Что-то опаздывает»,